» » Театр весной: благо и истина

Театр весной: благо и истина

Галина Бахматова о Мельпомене Таврии. Статья 1.

Мельпомена-2019. XXI фестиваль. Опять весна на белом свете, конец мая  в моем городе: пошли в Театр.
Дождалась! Пришла – увидела – услышала. Прочувствовала – обдумала – высказала. Поговорили! После каждого спектакля есть с кем, и спасибо вам, мои друзья. Теперь вот пишу… Хотя хотелось бы на эту тему нарисовать картины, вылепить скульптуры, создать маленький архитектурный шедевр, написать музыкальный этюд и сыграть его на пианино, станцевать пластический балет -  где бы красками, контурами камня, жестом,  звуком музыки выразить невыразимое: полный улёт из театрального зала в просторы вселенной. 
Где можно поговорить с Создателем. Когда безотчетная, без-условная  и бесконечная радость бытия смывает следы всех трагедий  жизни. Куда влечет меня тот самый катарсис, ради которого и хожу в театр: просто созерцание, благая весть,  праздность, осознание и свобода. Естественное бесстрашие, сопереживание другому, переосмысление себя, очищение, просветление, озарение. Вечное Эврика как ощущение собственной неувядаемости  и неустанности жить. Только бы жить!

Ні, я жива, я буду вічно жити,
Бо в серці маю те, що не вмирає…

А это, конечно же, и есть  вечная любовь, которой не страшны времени угрозы. Ибо зачем еще Театр,  и все искусство, как не ради жажды жизни и победы над смертью?

А если я не прав, и лжет мой стих,
То нет любви. И нет стихов моих.

И вновь ощущаю всеми порывами своей вечной молодости  выстраданные дефиниции неистового Виссариона:  «Любите ли вы театр так, как я люблю его, то есть всеми силами души вашей, со всем энтузиазмом, со всем исступлением, к которому только способна пылкая молодость, жадная и страстная до впечатлений изящного? Или, лучше сказать, можете ли вы не любить театра больше всего на свете, кроме блага и истины?.. О, это истинный храм искусства, при входе в который вы мгновенно отделяетесь от земли, освобождаетесь от житейских отношений!.. Вы здесь живете не своею жизнию, страдаете не своими скорбями, радуетесь не своим блаженством, трепещете не за свою опасность; здесь ваше холодное я исчезает в пламенном эфире любви...»

В театре, перед спектаклем, аура чего-то накануне, предчувствия и надежды, круговая порука добра и радости:  по одну сторону сцены - ожидание праздника, по другую - труд во имя праздника, который с первой же секунды представления на сцене соединяет воедино работу души, ума, чувств с наслаждением праздности и созерцания как зрителей, так и актеров.
Ко мне приехали 36 театров из 12 стран, покажут 38 спектаклей, из которых я увижу примерно 18.

Пропустила научную конференцию в первый день фестиваля о культурной дипломатии, но смогу высказаться на эту тему, ибо болит, разбавив политический термин  смежными понятиями культурного диалога в зеркале абсолютного сочувствия и утраченными иллюзиями мультикультурализма, обретающего  ныне второе дыхание и большие надежды только благодаря труду души в культурном поле взаимопонимания.

Ця  Мельпомена для мене розпочалась несподіваним фіналом читки  п’єси «Місячна бентежність» турецького драматурга Озен Юли, де лише Вона та Він, і ще поганський старий дід з розпусними діями  в її  страшних дитячих спогадах. Наразі Вона спочатку запитує подібних старців, чи вони щасливы, а потім вбиває. Така ось  пам’яті помста. Злочин за злочин, око за око? Але ж так неможна… Не таким шляхом треба йти. Переконання вже вкотре формує свідомість в театрі, під дахом,  і, сподіваюсь, майбутні вчинки відстороняться від помсти будь за що.

Побачила просто шикарну своєю насиченістю і багатством нестримної праці видавництва та центру театрального мистецтва у Києві мультимедійну презентацію антології сучасної української драми заради світобудівничій моделі діалогу та  конструкції театру як національного духовного середовища. Це велика збірка нових українських п’єс про Євро-Майдан 2013-2014 років, Революцію Гідності та про ту  гидотну гибридну війну. Звичайно ж, у світовому контексті та художньому просторі.  Всі однаково плакали. І Неда Неждана, і Олег Миколайчук, які про все це розповіли, і теж  написали свої п’єси про це – святе і страшне, подвиг і вбивство, велич і ницість. 
Про це напишу окрему статтю, бо неможливо скоротити.

У грін-зоні серед трав та квітів прослухала   з посмішкою читку п’єси вже давно знайомого бу-ба-біста (з його першого візиту на Авангардну конференцію в Херсоні  1990 року у складі літературної групи «Бу-Ба-Бу»)  Олександра Ірванця «Якось в Америці». Було весело. Трохи загадково-несподівано і  чудово!  Нажаль, не було обговорення…

И, наконец, о спектаклях, которые я увидела в первые три дня Мельпомены. Пока лишь краткие заметки, о каждом буду писать подробнее в следующих статьях.
В первый же день - грузинский театр, литовский режиссер, украинский драматург Иван Франко. И этим именем уже все было бы  сказано, если бы не гремучая смесь западноукраинского «Слава Їсу!» и печали украинских песен о несостоявшемся (Чому до мене вечор не вийшла?)  с неудержимым грузинским темпераментом и балтийской символикой модерна. Литовская нить стежками  сшивает украинский кожух с грузинской взрывной страстью. Самый классический бытовой реализм на сцене для меня органично сплетался с символическим театром, всего понемногу, и мне это не резало глаз, не мешало ощутить подлинную синергию трех театральных культурных условностей.

На  второй день фестиваля – два спектакля одного украинского  режиссера, молодого явно модерниста и эклектика Станислава Жиркова. На этот раз восточнославянская  синергия во всей красе  - тандем белорусского театра, русского драматурга (Вампилов – и этим все сказано!) и украинского экспериментатора-режиссера. Ах, как это было! Второй спектакль того же режиссера, плюс современного драматурга-концептуалиста и  новаторского Киевского театра «Золоті ворота» - так что тут получился эксперимент в кубе. И это здорово. Вся моя любовь к авангарду и модернизму ликовала: «Будет и на нашей улице Дафнис!»

На третий день я увидела перед собой сияющую девочку - Жанну Д’Арк, просто как живую (только руку протянуть!), настоящую и единственную среди всей ее свиты, которая играла в театр-представление, отстранение, открытое раздвоение каждого персонажа на героя и артиста (в отличие от главной героини, живущей на сцене в театре-перевоплощении). Впервые я увидела такое слияние двух абсолютно разных театральных техник – Станиславского и Брехта – в одном спектакле, и мне это понравилось. На то она и Жанна, чтобы всегда и во всем оставаться одной, единственной, не такой…

Тогда же увидела на маленькой сцене в театре-кафе Марину Цветаеву, снова как живую, как и Жанну за час до того, в ее диалоге «Поэме горы» - самой трагической поэме о любви в ХХ веке. Четыре  актера – два с голосом и пластикой, и два только с пластикой, без слов, но  все о том же, точнее – о ней же. «Памяти месть» показали  израильский  и молдавский театры:  «Мы друг для друга тени…»
Все эти дни живу и дышу театром. Можете ли вы не любить театра? – и снова к началу статьи.

На фото автор статьи Галина Бахматова некоторое время назад

скачать dle 11.1смотреть фильмы бесплатно

Наше відео

Про нас

"Политическая Херсонщина" создана в июне 2000 года коллективом единомышленников, активистов Комитета избирателей Украины. За годы работы, наш сайт неоднократно менял дизайн, но главным в нем оставалось желание честно освещать общественные, политические и культурные события нашей области, отображая все точки зрения, которые присутствуют в нашем обществе.

Связаться с нами можно по адресу:
Херсон, Приднепровский спуск, 1, оф. 8,
телефоны (0552) 34-44-26, (066) 1008191 
E-mail: polit.kherson@gmail.com

Редактор сайта Дементий Белый