» » Или деньги, или тюремный срок: история одного "преступления"

Или деньги, или тюремный срок: история одного "преступления"

 Бездеятельность правоохранительных органов в расследовании резонансных дел: видение общественности и позиция правоохранителей

«Я здесь слышу, что прокуратура бездействует. Но у меня обратная ситуация – прокуратура излишне действует»,  – начал свой рассказ Роман Волынец на круглом столе «Бездеятельность правоохранительных органов в расследовании резонансных дел: видение общественности и позиция правоохранителей», который состоялся 6 февраля в Кризисном медиа-центре.
Данный круглый стол был инициирован общественным движением «Визволення» и собрал самых разных представителей общественных организаций и обычных граждан, которые так или иначе пострадали от бездействия правоохранительных органов.     
Координатор данного общественного движения Александр Базилев пообещал взять все озвученные на круглом столе случаи под общественный контроль.
 
Бездеятельность правоохранительных органов в расследовании резонансных дел: видение общественности и позиция правоохранителей 
Сначала угрозы, потом – уголовное дело
История Романа началась в октябре 2016 года, когда он с беременной женой и маленьким сыном отправился на своей машине вечером в «Макдональдс». Но семейная прогулка закончилась конфликтом, а потом уголовным делом, арестом двух квартир и грозит ему реальным уголовным сроком.

Вот что рассказала Татьяна, жена Романа: «10 октября 2016 года в Херсоне на  ТРЦ «Фабрика», возле Макдональдса, со мной случилась неприятная и пугающая история, которая причинила мне огромный стресс, я была тогда на втором месяце беременности.
Мы были с мужем Романом и сыном Бернардом на этой стоянке, только что приехали, муж открывал мне двери машины, когда заметил, что за нами кто-то следит из машины «Ситроен», она проезжала очень медленно возле нас, и водитель пристально смотрел, смотрел в упор, потом припарковался через одну машину от нас. Когда к нашей машине подошел этот подозрительный водитель, и начал разговаривать с мужем,  я решила не выходить с ребенком из машины.
Этот водитель сразу начал с претензии, стал придираться к Роману и ругать его за какие-то маневры на дороге. Кстати, когда мы ехали на «Фабрику», то никаких нарушений правил не было с нашей стороны и аварийных ситуаций тоже.
Муж сказал водителю, чтобы тот вызывал полицию и составлял заявление, если он считает, что его обидели чем-то. Далее этот посторонний человек  начал кричать на мужа и звать его на разборки за город, где он обещал избить Романа. Муж сказал, что никуда с ним не поедет, это перешло все рамки, мужу угрожают расправой прямо на стоянке «Фабрики», среди людей, кругом дети, а нам говорят что нас, точнее мужа будут избивать и надо ехать в какой то «лесок» для этого.
 Я не вытерпела и вышла с ребенком из машины, сказала мужу что бы мы сейчас же уезжали, а этому водителю обратила внимание на невозможность такого поведения. Тот сказал мне в грубой форме,  что и со мной разберется! У меня же ребенок на руках, ребенку один год!!!.. малыш начал громко плакать, это было невыносимо…»

В результате возникла потасовка, в ходе которой неизвестный водитель легко опрокинул достаточно высокого и крупного Романа на асфальт. Вот, как это рассказывает Татьяна: Этот водитель «…поднял моего мужа и бросил его спиной об асфальт и коленом придушил мужа! Я кричала, бросилась с ребенком на руках отталкивать его  от мужа, это все на глазах у нашего ребенка происходило, это кошмар! Роману удалось вырваться, подошли люди, растянули, мы пошли к машине, а этот все не отставал, хотел продолжения. Только из-за людей посторонних нам удалось спастись».
«Мы уехали, я говорила мужу,  что бы он написал заявление в полицию - ведь у тебя  разбита рука, разорвана куртка, разбит локоть, страшно болит спина! Но он не захотел больше любых контактов с этим ненормальным, мы уехали, но все-таки  с этим садистом нас  свела судьба, точнее полиция и прокуроры».

Через два месяца следователь из полиции сообщил Роману Волынцу о том, что против него возбуждено уголовное дело за нанесение умышленных телесных повреждений средней тяжести. Отмечу, что наказание за это преступление – до трех лет лишения свободы.

Или деньги, или суд
Как рассказал 6 февраля на круглом столе заместитель руководителя Херсонской местной прокуратуры Игорь Чемерис, досудебное расследование по этому конфликту проводилось по заявлению потерпевшего. Подобные дела называются в уголовном процессе, делами частного обвинения и проводятся по заявлению потерпевших, которые автоматически вносятся в Единый реестр досудебных расследований.  
По словам прокурора, были собраны все доказательства вины Романа: заявление потерпевшего, заключение судебно-медицинского эксперта, изъята видеозапись, на которой, цитирую Игоря Чемериса, «хорошо видно разворачивание конфликта». На что Роман отвечает: «видно, но не слышно». Не слышно, что говорил и как угрожал «потерпевший». 
В результате следственных действий, Роману Волынцу было предъявлено обвинение, которое передано в суд. По мнению прокурора, следствие аргументировано доказало наличие уголовного преступления.

Но, есть некоторые странности. 
По словам, Романа, дело началось с… требования денег. «Мне назначили встречу с «потерпевшим» в офисе его адвоката, где «потерпевший» тут же потребовал от меня 2500 долларов США. На мой вопрос чего так много он ответил, что в эту сумму входит также доля прокурора, который только так включит «задний ход». В дальнейшем все наши разговоры сводились только к одному: вымогательству с меня денег. Со временем мне предложили пойти на уступки и снизили сумму до 2000 долларов США. Я соответственно отказался и дело началось…».
Отметим сразу, что прокурор Игорь Чемерис на круглом столе публично заявил, что он никаких денег ни от кого не требовал, и он не может отвечать за поведение потерпевшего и его адвоката.

Что же было дальше, после того, как Роман отказался платить требуемую с него сумму?
И снова слово Роману: «Вначале я долго ждал вызова к следователю… Не дождавшись пошел сам… Вначале 24 февраля – но он меня не принял, нет времени. 25 февраля история повторилась. 26 февраля таки свершилось, прождав час под дверью я таки попал на прием, но следователь мои показания не принял, ему нужно не было. Все это время он занимался тем, что идентифицировал мою машину и меня, проводил экспертизы, сравнивал мою фотографию с другими»…
В результате такого досудебного расследования: «…Показания жены и свидетелей так никто и не принял, мои объяснения были зафиксированы в последний день второго месяца следствия, то есть перед направлением в суд. Все следствие сводилось только к показаниям потерпевшего, хотя в деле куча интересных фактов.
Вот некоторые:
- нанесения мной телесных повреждений средней тяжести сводятся к перелому пальца, но не существует медицинских документов, рентгеновского снимка, который бы подтверждал перелом…
- свидетели опрошены не были… даже когда адвокат письменно обратился к прокурору с просьбой приобщить их показания к делу, догадайтесь сами – конечно не ознакомились и не приобщили…
Все мои попытки добиться справедливости были напрасны. Письма в городскую прокуратуру Херсона, в областную прокуратуру, письма с развернутой проблематикой омбудсмену Лутковской, премьеру Гройсману, генпрокурору Луценко и Президенту Украины Петру Порошенко - впустую. Ответы последовали от Чемериса, от зама Тригубенко, от Тригубенко, все они были написаны как под копирку, смысл один – в ходе досудебного расследования нарушений нет».

Роман уверен, что если бы на стадии досудебного расследования были допрошены все свидетели, а к делу приобщены и медицинские справки и рентгеновский снимок, то это дело бы развалилось до суда. Но этого сделано не было. И причину Роман видит в том, что отказался платить «потерпевшему» за то, что он не совершал. 
В результате, по его словам,  дело раздули на ровном месте из ничего. «Святая обязанность прокуратуры следить, чтобы все стороны конфликта были заслушаны. А прокурор отказывает его адвокату приобщить к делу показания свидетелей, которые подтверждают, что инициатором и виновником конфликта был «потерпевший». «Как это называется?» - риторически спрашивал участников круглого стола Роман…

Какая же ситуация сегодня?
«Потерпевший» выдвинул требование оплатить ему огромную сумму за «моральный вред». В обеспечении иска судья арестовал две квартиры Романа. В судебном деле так и не появились документы, которые подтвердили бы факт перелома пальца «потерпевшего», а ведь именно этот перелом и является «средней тяжести телесными повреждениями». Роману грозит три года тюрьмы. 
19 февраля 2018 года будет последнее заседание. Романа могут посадить, а жена и двое маленьких детей останутся одни. Роман уверен, что он попался на схему вымогательства денег со стороны «потерпевшего», который в том конфликте никак не мог сломать себе палец от его «умышленных действий».
По словам прокурора: только суд в этом деле поставит точку. Будем надеяться на справедливость и объективность суда. Но остается открытым вопрос: как часто прикрываясь именем прокуратуры, адвокаты вымогают деньги от участников подобных конфликтов?

Дементий Белый.


скачать dle 11.1смотреть фильмы бесплатно

Наше відео

Про нас

"Политическая Херсонщина" создана в июне 2000 года коллективом единомышленников, активистов Комитета избирателей Украины. За годы работы, наш сайт неоднократно менял дизайн, но главным в нем оставалось желание честно освещать общественные, политические и культурные события нашей области, отображая все точки зрения, которые присутствуют в нашем обществе.

Связаться с нами можно по адресу:
Херсон, Приднепровский спуск, 1, оф. 8,
телефоны (0552) 34-44-26, (066) 1008191 
E-mail: polit.kherson@gmail.com

Редактор сайта Дементий Белый